http://myexs.ru/wp-content/themes/multiflex-4-10/img/header.gif
http://myexs.ru/wp-content/themes/multiflex-4-10/img/bg30.jpg
    Вы здесь: Главная » Rex Bionics » REX » Экзоскелет REX — Kiwi. Ложка дегтя или снова изобретаем колесо.

Экзоскелет REX — Kiwi. Ложка дегтя или снова изобретаем колесо.

Дата: Апрель 19th, 2012 Автор:
+ Показать свойства документа
  • Тип контента: Новостная статья
  • Номер документа: 7328
  • Название документа: Экзоскелет REX - Kiwi. Ложка дегтя или снова изобретаем колесо.
  • Номер (DOI, IBSN, Патент): Не заполнено
  • Изобретатель/автор: Не заполнено
  • Правопреемник/учебное заведение: Не заполнено
  • Дата публикации документа: 2010-09-19
  • Страна опубликовавшая документ: Россия
  • Язык документа: Русский
  • Наименование изделия: REX
  • Источник: http://www.stuff.co.nz/sunday-star-times/features/4140224/Re
  • Вложения: Нет
  • Аналитик: Наталья Черкасова

Устройство Kiwi, созданное, чтобы помочь парализованным снова встать на ноги и пойти, объявлено величайшим открытием с тех пор, как было изобретено инвалидное кресло. Однако эксперты говорят, что если мы будем игнорировать историю инноваций, то мы просто напросто будем тратить миллионы долларов на проекты, которые никогда не принесут ни цента прибыли. Рассказывает Адам Даддинг.

ХЕЙДЕН АЛЛЕН (HAYDEN ALLEN) топает по комнате в своих восхитительных шагающих штанах, и весь мир наблюдает за ним, затаив дыхание.

Аллен – частично парализованный парень с плаката окландской компании Rex Bionics, которой в прошлом месяце были посвящены заголовки всех печатных изданий Новой Зеландии и всего мира – компании и ее роботизированному экзоскелету Rex, механическому чуду, которое дает возможность своему пользователю ходить. В коротком видеоролике YouTube, прикрепленном на вебсайте компании, молодой рабочий-металлист с восхищением рассказывает о своей «прогулке», первой за все пять лет, прошедшие после того, как он сломал позвоночник. Первые продажи устройства ожидаются к концу года, по начальной цене в 150 тысяч долларов.

Однако никто не впечатлился. Некоторые эксперты в области инноваций высказывают опасения, что это изобретение Kiwi может оказаться не настолько революционным и не настолько оригинальным, как кажется на первый взгляд.

Еще больше они обеспокоены тем, что это может оказаться очередным примером того, когда миллионы долларов (включая изрядный кусок на уплату налогов) выброшены на ветер ради идеи, коммерческий потенциал которой очень далек от желаемого.

Еще более жестко осуждает эту ситуацию Кристиан Слэк (Kristian Slack), консультант по объектам интеллектуальной собственности из Palmerston North, имеющий не только степень доктора философии (PhD) в области «электро- и магнитореологических жидкостей», но и заразительный энтузиазм, с которым он ныряет в базы данных по патентам и в старые научные журналы.

Способ, которым новозеландцы изобретают и коммерциализируют новые продукты, слишком уж неверный, говорит 38-летний Слэк, который живет здесь с тех пор, как покинул свою родную Великобританию в 1999 году. Но пока больше всего его волнует та ситуация, когда тратится огромное количество времени, денег и усилий на инновации, «изобретенные вторично».

«Изобретенное вторично» это когда кто-то из кожи вон лезет, чтобы создать нечто новое, не осознавая, что это уже создано – либо десятью годами ранее, либо в другой отрасли.

Слэк говорит, что такое повторное изобретение распространено гораздо чаще, чем может показаться на первый взгляд, и это отрицательно сказывается на эффективности самих изобретателей, инвесторов, исследователей-теоретиков и корпоративных научно-исследовательских групп (R&D) как в Новой Зеландии, так и за рубежом. (Ему нравится ссылаться на европейский доклад за 1998 год, в котором подсчитано, что ежегодно в одной только Европе тратится 55 миллионов долларов на дублирование уже существующих исследований.)

Умение Слэка выявлять такие повторные изобретения обеспечило его работой консультанта в ведущих исследовательских институтах, в группах с венчурным капиталом, в финансовых правительственных органах, у инвесторов и изобретателей. Согласно бизнес-комментатору Роду Ораму (Rod Oram), умение Слэка отслеживать такие «изобретения» является «воистину бесценным». Покажите ему «новое» изобретение, и вскоре с неким ликованием он извлечет из памяти подобные устройства, уже описанные в японских патентах, в сербских научных работах или в диаграммах Heath Robinsonian от американского научного общества Scientific Americans 19-го века. Google тоже очень полезная штука — вы будете поражены, узнав сколько всего можно найти на YouTube.

Хорошо забытое старое: Согласно информации в журнале Популярная наука за апрель 1923г. этот педальный мотоцикл мог развивать скорость до 650 км/ч

Но миссия Слэка заключается не в том, чтобы привести в отчаяние изобретателей. Он просто хочет помочь им отказаться от всего того, что потратит их время и деньги на повторное изобретение колеса, чтобы они могли заняться чем-то более полезным или быстро перейти к следующему этапу: «Если вы видите, что в Германии есть изделие, которое уже делает то, что вы хотите сделать, зачем тогда продолжать с этим возиться?»

Он говорит, что повторные изобретения, которые ему удалось выявить, можно разбить на три больших класса. В своей простейшей, наиглупейшей форме изобретатель бессознательно дублирует технологию, идентичную уже существующей, иногда даже для тех вещей, которые уже выпускаются в производстве (вау!).

Немного сложнее выявить технологию, очень похожую на вашу, которая уже разработана, но для другой сферы применения. Конечно, это тоже не очень приятная ситуация, если такое дублирование выявляется слишком поздно.

Наконец, остаются те изобретения, функция которых уже довольно неплохо выполняется каким-то другим, более старым изобретением. Изобретения этой третьей категории выявить наиболее сложно. Тем не менее, говорит Слэк, они могут оказаться коммерчески ненадежными, так как фальшивое чувство безопасности благодаря истинной новизне вашего изобретения, может ослепить вас так, что вы не заметите того, что фактически ваше изобретение никому и не нужно.

Основной момент здесь, говорит Слэк, это то, что «владелец технологии не заботится о том, как там что-то работает. Их не волнует, используются или не используются в миксере дилитиевые кристаллы, они просто хотят, чтобы миксер смешивал пищу».

Слэк с удовольствием признает, что устройства Kiwi соответствуют уровню некоторых довольно-таки впечатляющих изобретений – сразу же на ум приходят электроизгородь, катер с реактивным двигателем и посудомоечная машина, – но он также считает, что некоторые из новозеландских наиболее рекламируемых изобретений, включая персональный летательный аппарат Martin Jetpack, амфибию Aquada компании Alan Gibbs’, а теперь и экзоскелет Rex, имеют налет повторного изобретения, и, таким образом, вызывают серьезные разногласия по поводу их коммерческого успеха.

ТАК КАКОВЫ же аргументы Слэка в отношении роботизированного экзоскелета Rex? Кажется довольно бессердечным критиковать впечатляющее изобретение, которое потребовало годы секретного тяжелого труда и 1 млн.долларов стартовых инвестиций, и которое выглядит как исполнение мечты многих парализованных: снова встать на ноги и пойти.

Ну, для начала, говорит Слэк, на прилагаемом он-лайн видео заметно, что Rex «шагает» чрезвычайно медленно. Если вы будете полагаться на него, чтобы добежать до туалета, «вы, извините, обделаетесь еще до того, как туда попадете».

Но если отложить в сторону этот момент (да и другие, касающиеся веса устройства и длительности работы батареи), все равно есть серьезные риски в отношении любимого вопроса Слэка – повторности изобретения.

Любой, кто видел фильм Звездный десант или мультфильм Уоллес и Громит, знает, что понятие роботизированных ног врядли является новым само по себе. В реальном мире ситуация та же: патенты и публикации, касающиеся вспомогательных устройств для ходьбы, появились несколько десятилетий назад.

Среди нынешних конкурентов экзоскелета Rex можно назвать израильский прототип по имени ReWalk, который позволяет парализованным ходить достаточно быстро (хотя и с помощью ходунков), и японские «гибридные вспомогательные конечности» – полноразмерный костюм, который позволяет своему хозяину поднимать вес, в 10 раз превышающий вес, обычно поднимаемый человеком. Также некоторые американские компании уже хорошо освоили курс на изготовление «экзоскелетов», умножающих силу своего хозяина, которые однажды дадут возможность солдатам ходить дальше и быстрее и с более тяжелыми грузами. Кроме того, не забывайте, что благородная работа перемещения инвалидов от точки А до точки В уже выполняется старомодными инвалидными креслами.

Изобретатели и инвесторы Rex полностью осознают все связанные с ним прецеденты и конкурентную ситуацию в данной сфере, но полагают, что смогут добиться успеха благодаря превосходному качеству своего изделия.

Директор компании Rex Bionics Дженни Морел (Jenny Morel), чей инвестиционный фонд No8 Ventures уже является ведущим кредитором компании, говорит, что они имеют преимущество перед конкурентами, так как «есть множество вещей, которые трудно выполнить», а специалисты Rex Bionics уже разработали способы их выполнения.

Но Слэк полагает, что риски все-таки недооцениваются.

Он указывает на «iBot», высокотехнологичное моторизированное инвалидное кресло (разработанное талантливыми молодыми специалистами вместе со скутером Segway), которое могла подниматься по лестницам и, как и Rex, поднимать пользователя достаточно высоко, чтобы обеспечить контакт лицом к лицу со стоящим взрослым собеседником.

Однако, несмотря на восхищение множества пользователей, на это инвалидное кресло ценой в 35 тыс. долларов имелся недостаточный спрос. В 2007 году было продано всего лишь 400 кресел, а в 1999 году американский производитель Johnson and Johnson прекратил производство их производство.

Конечно же, iBot выглядит – и работает – не так, как Rex, но проводимые параллели должны бы насторожить изобретателей Rex, говорит Слэк.

«Если другое решение не имело успеха на рынке, значит, для этого была причина. Я не могу сказать с уверенностью, что это была за причина, но если вы предлагаете другое решение для той же проблемы, вам надо понимать, почему первое решение не работало. В противном случае ваши предположения о размерах рынка и спросе на ваше решение могут провалиться в ту же яму.» Другими словами, просто изготовление более качественного продукта не всегда является достаточным.

Слэк считает, что основной угрозой являются те экзоскелеты, которые разрабатываются американскими компаниями (например, компанией Lockheed Martin) для военных целей, а не для инвалидов. На настоящий момент эти компании владеют такими возможностями и технологиями в данной области, что в случае если Rex окажется успешным на рынке, они смогут быстро изменить фокусировку и на скорую руку сделают собственное устройство с подобными функциями.

Но один лишь скептицизм консультанта по инновациям из Palmerston North не означает, что Rex обречен на коммерческую неудачу. Хотя можно с уверенностью сказать, что свои собственные деньги в этот проект Слэк инвестировать не будет.

Однако как новозеландский налогоплательщик он уже это сделал.

В 2002 г. правительство учредило венчурный инвестиционный фонд Venture Investment Fund (NZVIF) на 200 млн.долларов, рассчитанный на поддержку частных инвестиций в начинающие предприятия. Из них 15 млн.долларов инвестируются компанией Мореля No8 Ventures, которая распределила эти деньги, плюс фонды частных инвесторов, между Rex Bionics и дюжиной других высокотехнологичных начинаний, включая Martin Jetpack. Как результат, NZVIF (или другими словами, новозеландский налогоплательщик) является держателем 21.2% акций Rex Bionics.

Кроме того, с 2007 г. Rex Bionics получила 1.25 млн. долларов в форме грантов от финансируемой правительством организации по науке, исследованиям и технологии — Foundation for Science, Research and Technology (Forst). В свою очередь, изготовители Martin Jetpack с 2008 года получили от Forst 1.09 млн.долларов.

«Проблема с Rex, и с Jetpack и со всем вообще,» – говорит Слэк, «заключается в том, что это хобби, финансируемые правительством. Люди говорят «вау!», когда видят это, но просить кого-то заплатить за все это – совершенно другое дело.»

Возьмем, к примеру, летательный аппарат Jetpack, говори Слэк. Он разрабатывается уже четверть века, но призрак «повторного изобретения» принимает угрожающие размеры, несмотря на собственные технологии и патенты.

«В них нет ничего такого, что было бы неправильным. Но другие люди уже достигли подобных задач, используя другую технологию, которая также обеспечивает вертикальный отрыв от земли и приземление, а также длительный полет с разумной скоростью и управляемостью. За последние полвека люди изобрели уже несколько устройств, которые выполняют все эти функции.»

Если вы не верите Слэку, просто поищите информацию в Google, и вы найдете там множество видеороликов и смешных фотографий персональных летательных аппаратов от летающей платформы «Hiller flying platform» до летающей платформы «Williams Wasp», от ракетного ранца «Bell Rocket Belt» до программы «Малогабаритная тактическая летающая платформа» американского морского флота. Также имеется несколько крошечных вертолетиков, которые выглядят достаточно стильно и современно.

Все эти машины были успешно запущены в воздух, говорит Слэк. Некоторые из них даже попали в раздел «история» на вебсайте Martin Jetpack, поэтому нельзя сказать, что их существование стало сюрпризом для Martin Aviation.

«Но ни одно из них, насколько я знаю, не имело коммерческого успеха. Я бы сказал, что основной проблемой и задачей оказывается не новая технология [куда уходят все инвестиции], а понимание актуальности этих вещей для современного рынка.»

Подобным образом Слэк развенчивает навязываемую всем амфибию Aquada от Alan Gibbs, гибрид лодки и машины, чья разработка уже стоила миллионеру-изобретателю заявленные 140 млн. долларов. Машина работает, и выглядит достаточно современной, но все еще не находится в промышленном производстве. По утверждению Слэка, общая концепция такого устройства уже несколько раз была освоена американским военным ведомством – быстрое передвигающееся по земле и по воде средство (амфибия), использующее принцип убирающихся колес и корпус глиссирующего типа.

Как говорит реклама на вебсайте Aquada, «существует 1200 зарегистрированных патентов на амфибии, и достаточно много крупных автомобильных компаний попыталось наложить свою лапу на амфибии. Но пока еще никто из них реально в этом не преуспел.»

Итак, задайтесь вопросом: что же изменилось после тех неудачных попыток? Слэк ответил бы, что практически ничего.

МИЛЛИОНЕР Гарет Морган (GARETH Morgan), который сам сделал несколько инвестиций в технологии, чуть не выскочил из своего кресла, когда услышал о роботизированном экзоскелете Rex: «Я просто вытаращил глаза.»

И Морган, и его сын Сэм (который после продажи своего сайта-аукциона Trade Me за 750 млн. долларов в 2006 году заполучил собственные деньги для потенциальных инвестиций) постоянно подвергаются нашествию изобретателей-самоучек, ищущих финансовой поддержки, и знакомы с «проклятием» непреднамеренных повторных изобретений.

«Через мою контору прошло и ушло восвояси множество парней со своими идеями. Сэм занимается тем же, что и я. Одна из любимых поговорок Сэма в отношении изобретений, это то, что вы проводите пять минут в Google, и 99% из таких изобретений вы находите там – не точно таких, конечно же, но с точно такой же функцией.»

Слепой оптимизм без учета реальных фактов выводит Моргана из себя. Представители Kiwi гордятся новаторским мышлением в No8 wire, и «я не отношусь к этому с пренебрежением», но «это лишь около 10% успеха. Просто предложить оригинальную идею это еще не все…все, что вам надо сделать, это зайти в Google и увидеть, что все уже было изобретено.»

Даже если идея оригинальна, встает другой ключевой вопрос: есть ли четкий спрос на то, что вы делаете, и по той цене, по которой оно производится? Слишком часто, говорит Морган, ответ таков: «Нет, я просто думаю, что это хорошая идея, поэтому я пошел и сделал это.»

Морган подписался, как минимум, под одной большой рискованной идеей – консорциумом, который планирует новый подводный опто-волоконный кабель между США и Австралией. Но в целом, у него есть проблемы со всей инвестиционной моделью «венчурного капитала», в которой такая компания, как компания No8 Ventures Мореля, привлекает миллионы от инвесторов, а затем вкладывает их в рискованные начальные этапы становления таких компаний, как Rex Bionics или Martin Aviation.

«Венчурные фонды, которые берут деньги других людей? Я борюсь с этим как с концепцией в целом,» – говорит Морган. «Это выглядит как программа создания рабочих мест для так называемого венчурного капиталиста.»

«Тут мешает самомнение. Фонд венчурного капитала может хвастаться чем-то, а затем это вдруг перестает работать так хорошо, как хотелось бы, но в это было вложено столько собственного самомнения, что фонд будет продолжать упорствовать в совершенно безнадежном деле. »

Еще хуже, это когда вмешивается правительство, говорит Морган. Сектор венчурного капитала не испытывает недостатка в деньгах, «чего им не хватает, так это коммерческого здравого смысла».

Председатель правления Новозеландского венчурного инвестиционного фонда (NZ Venture Investment Fund) Франческа Банга (Franceska Banga) не разделяет эти опасения. Фонд NZVIF поддержал 90 компаний, при этом он «не высказывает свою точку зрения на индивидуальные технологии», но вместо этого полагается на экспертизу и опыт фондовых менеджеров и инвесторов, а также тех, кому оно отваживается давать свои деньги. Выбор технологий задачей правительства не является.

Венчурные инвестиции NZVIF в размере 160 млн.долларов, распределенные по шести частным фондам, таким как No8 Ventures Мореля, в настоящее время стоят только 80-85% от их исходной величины, что звучит не слишком впечатляюще, но Банга говорит, что в свете глобального финансового кризиса это сравнимо с аналогичными фондами за рубежом.

Он не озабочен даже тем, что некоторые компании в его ведении окажутся не совсем заслуживающими доверия: «Это игра.» Стандартный фонд венчурного капитала может иметь в своем ведении около 10 компаний – вы можете ожидать, что две или три из них будут иметь оглушающий успех, другие три «отдадут концы», а остальные будут характеризоваться минимальными потерями или прибылями. Подсчитайте все это в конце инвестиционного цикла, и вы увидите, что в итоге вы окажетесь в выигрыше.

Некоторые программы запуска компаний в ее ведении уже провалились, но Банга «абсолютно не волнуется. Мы готовы к тому, что могут быть и провалы».

РЕАЛЬНЫЙ провал, по мнению Слэка, это то, что огромные суммы денег идут в компании, которые делают либо что-то неоригинальное, либо нерентабельное.

Миф Kiwi о непризнанном гении-самоучке не приносит никакой пользы, говорит Слэк. Если у изобретателя есть идея, и он нашел 4-5 человек, которым она нравится, ее качество и оригинальность когда-нибудь станут неоспоримыми. «Затем вы вкладываете деньги, вкладываете время, и она становится все более и более реальной.»

Напротив, те, кто думает, что у них великолепная новаторская идея, «должны засомневаться в ее новизне при первой же возможности. Так как это может стать для них трамплином к созданию лучших и более рентабельных изделий».

Род Орам (Rod Oram) также не впечатлен иносказаниями No8 wire. Способность что-то топорно смастерить на заднем дворе из кусков металлического лома еще не является основанием для крупномасштабного успешного бизнеса.

Новая Зеландия нуждается в инновациях, чтобы соответствовать глобальной борьбе за создание и продажу продукции за хорошую ощутимую прибыль. Jetpacks и роботизированные ноги потрясающе очаровательны, но они лишены здравого смысла, говорит Орам. Зато есть другая неброская, но коммерчески более многообещающая инновация родом также из Новой Зеландии. Оран имеет в виду те деньги, которые Air New Zealand заработает, продавая другим авиалиниям лицензии на свой комфортабельный дизайн сиденья Skycouch, или же успех от продажи специальных кварцевых кристаллов производства Rakon.

Проблема в том, что «множество местных инноваций повисло в вакууме – из-за людей, которые не способны вникнуть в окружающую их коммерческую реальность».

Гарет Морган считает, что самоучки-изобретатели имеют право на существование, но не в совете директоров. «Вам всегда будет хотеться заполучить в свою команду Берта Манро. Это фантастические люди, и они стали великими народными героями, причем заслуженно. Но в плане построения определенного сектора экономики и создания в нем рабочих мест, с такими людьми там совершенно нечего делать.»

Автор: Адам Даддинг (ADAM DUDDING)

Категория: REX | Нет комментариев »

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Статистика

Категорий: 179
Статей всего: 2,003
По типу:
 Видео: 36
 Выдержка с форума: 1
 Контактные данные: 12
 Научная статья: 1388
 Не заполнено: 5
 Новостная статья: 317
 Обзор технологии: 42
 Патент: 219
 Тех.подробности: 34
 Тип: 1
Комментариев: 4,090
Изображений: 3,005
Подробней...

ТОР 10 аналитиков

    Глаголева Елена - 591
    Дмитрий Соловьев - 459
    Helix - 218
    Ридна Украина))) - 85
    Наталья Черкасова - 81
    max-orduan - 29
    Елена Токай - 15
    Роман Михайлов - 9
    Мансур Жигануров - 4
    Дуванова Татьяна - 3

Календарь

  • Апрель 2012
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Мар   Май »
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    30  
  • Авторизация

    Ошибка в тексте?

    Выдели её мышкой!

    И нажми Ctrl+Enter